Владимир Георгиевич Жданов . Алкогольный террор. Часть 3

14 июня 2019

Нет во всем организме ни одного органа, ни одной ткани, ни одной составной части, которая не испытывала бы на себе пагубного влияния алкоголя.

 Н. Е. Введенский

Наверное, многие запомнили солидного лысого дяденьку, выступавшего во время обсуждения на Первом телеканале (28 февраля 2009 года) фильма архимандрита Тихона (Шевкунова) «Дети и алкоголь». Это был директор Центра исследования федерального и регионального рынков распространения алкоголя Вадим Дробиз.

Выскочив к трибуне, он авторитетно заявил, что, действительно, алкоголики — это отвратительные, асоциальные типы, которые не доживают до 40 лет, не рожают здорового потомства, плодят нищету и прочее. Однако министр здравоохранения Франции заявляет, что выпить 3–4 фужера вина в день — это нормально, и проблема вовсе не в алкоголе, а в культуре потребления.

«Это ложь!» — дружно возражали его оппоненты, в числе которых был известный адвокат Павел Астахов и председатель правления ассоциации «Здоровые регионы» Алексей Шабашов, прямо назвавший выступающего представителем алкогольной мафии, который рядится в «овечьи шкуры». Ничуть не смутившись от этого обвинения, Дробиз продолжал гнуть свою линию, доказывая, что пить умеренно — безвредно для организма. Но давайте вновь обратимся к статье Л. Н. Толстого «Почему люди одурманиваются?».

«…да, последствия потребления алкоголя, опиума и гашиша ужасны, но без сравнения ужаснее последствия для всего общества того, считающегося безвредным, умеренного употребления водки, вина, пива и табака, которому предается большинство людей, а в особенности так называемые образованные классы нашего мира. Эти последствия должны быть ужасны, если признать то, чего нельзя не признать: почти вся руководящая деятельность общества — деятельность политическая, служебная, научная, литературная, художественная — производится большею частью людьми, находящимися в ненормальном состоянии, людьми пьяными. Человек, выпивший накануне бутылку вина, стакан водки или две кружки пива, находится в обычном состоянии угнетения, следующего за возбуждением, и потому в умственно подавленном состоянии, которое усиливается еще курением».

Совершенно однозначно высказывался в своих книгах по поводу влияния малых доз алкоголя на человека и академик Ф. Г. Углов. На одну из его книг, «Правда и ложь о разрешенных наркотиках», мы и сошлемся.

«Специально проведенными опытами и наблюдениями за людьми, выпившими одну-полторы рюмки водки, установлено, что во всех без исключения случаях алкоголь действует одинаково: замедляет и затрудняет умственные процессы. При этом раньше всех страдают более сложные психические процессы и дольше сохраняются простейшие мыслительные функции. Изменения в чувствительных, умственных и двигательных функциях, вызываемые алкоголем, объясняют нам затруднение восприятий, замедление ассоциаций и понимание сложных вещей. Именно это объясняет пошлость мысли подвыпившего, склонность к стереотипам и тривиальным суждениям, к пустой игре словами и откровенному цинизму. С точки зрения чисто физиологической, изменения, происходящие в мозге людей, употребляющих алкоголь, нельзя расценивать иначе, как грубые анатомические изменения, которые ведут к ослаблению и выпадению отдельных функций мозга и ухудшению работы всей центральной нервной системы».

Поэтому миф о безвредности малых доз — наивное заблуждение людей, которые сознательно или по невежеству своему не хотят даже заглянуть в исследования известных ученых по этому поводу.
Вот, к примеру, что писал маститый ученый В. М. Бехтерев, чье имя хорошо знакомо многим пьющим ленинградцам и членам их семей:

«…всем известно, что дело обычно начинается с малых доз алкоголя, и что затем эти малые дозы переходят в большие. Здесь приходится считаться с общим свойством наркотических ядов: кто начинает курить с 2–3 папирос в день, тот скоро втягивается и затем переходит к курению 5–20 сигарет в день, т. е. становится завзятым курильщиком; кто начинает себе впрыскивать морфий в малых дозах, тот, если вовремя не будет остановлен, наверное сделается морфинистом. Так же дело обстоит и с алкоголем. Здесь нужно говорить не о малых или больших дозах, а вообще о каких бы то ни было дозах, за-которыми обычно следуют повторные приемы алкоголя, и человек незаметно для себя и постепенно превращается в хронического алкоголика. Конечно, дело не обходится, как и всегда, без многочисленных исключений; но в таких вопросах, как пристрастие, привычка или развитие болезни, нужно рассчитывать не на сильные характеры, которых вообще немного, а на слабые; к тому же известно, что в последнее время вследствие отчасти того же алкоголизма дегенеративность населения чрезвычайно усиливается, а для многих дегенератов, как доказано научными наблюдениями, достаточно одной выпитой рюмки, чтобы развилось непреодолимое влечение к алкоголю, и человек, который мог быть еще полезным членом общества, в конце концов становится хроническим пьяницей с последующим развитием упадка интеллектуальной и нравственной сферы и физической работоспособности. Отсюда ясно, что борьба нужна не только со злоупотреблением спиртными напитками, но и с потреблением их вообще, тем более, что борьба наполовину никогда не обещает успеха; сколько бы мифической гидре ни отрезали голов, они вновь вырастают с необычной быстротою. Только при уничтожении самой гидры можно рассчитывать на победу.
Итак, нужна коренная борьба со злом, которая в конечном итоге должна привести к отрезвлению населения и изъятию алкоголя из вольной продажи, к чему и необходимо всемерно стремиться в интересах оздоровления населения».

Тот же В. М. Бехтерев неустанно твердил и доказывал, что даже малые дозы алкоголя ослабляют умственные способности. И как опытный врач-психиатр, ученый еще в начале прошлого века свидетельствовал, что «на примере России можно видеть, как с повышением количества потребляемого алкоголя увеличилось количество душевнобольных. Так, в 1913 году в психиатрические больницы поступило 10 210 душевнобольных-алкоголиков. Запрещение же спиртных напитков на период войны резко понизило число душевнобольных: в 1914 году их поступило в больницы 6300, в 1915 — 911, а в 1916 году их совершенно не поступало…»
Другой крупный дореволюционный ученый Н. Е. Введенский тоже высказывался по этому поводу однозначно.

«Принять что-либо за меру безвредного употребления алкоголя совершенно невозможно, ибо действие его на разных органах сказывается не одновременно, а на самом высшем органе, органе самоопределения — головном мозгу, алкоголь уже в небольших дозах обнаруживает быстро свое парализующее влияние. Впрочем, многие из прибегающих к алкоголю бессознательно или сознательно этого и добиваются. Итак, говорить о норме или безвредности употребления спиртных напитков совершенно не приходится.
То, что алкоголь вообще яд для всяких живых клеток — это должно считаться твердо установленным в науке. Даже деятельность микроскопического грибка, производящего алкогольное брожение в сахаре, прекращается, когда алкоголь накопляется в бродящей жидкости до известного процента».
Алкоголь — пищевой продукт?
— Владимир Георгиевич, а что вы думаете по поводу малых доз спиртного?
— Чтобы ответить на этот вопрос, нужно просто четко представлять — что же такое алкоголь…

Еще в 1975 году 28-я сессия Всемирной организации здравоохранения официально признала алкоголь наркотиком, разрушающим человеческое здоровье. Точно таким же наркотиком, как героин, марихуана, гашиш. У нас же он идет по разряду «пищевые продукты» и свободно продается повсюду.
В человеческом организме нет органа, на который бы не действовал алкоголь. Но особенно страдает от его воздействия наш бедный мозг. По данным доктора медицинских наук Коновалова, более 30 % выпитого алкоголя задерживается клетками мозга, а они составляют лишь 2 % от веса нашего тела. Чем больше выпитого алкоголя и чем он крепче, тем пагубнее его влияние на мозг.
Алкоголь разрушает кору головного мозга, где происходит вся мыслительная деятельность человека, где заложена его память, творчество, нравственность. Как говорил академик Углов: «в народе верно подметили, что пьяница в первую очередь пропивает не штаны, а стыд и совесть. Для русского же человека совесть веками была основой нравственности».
Научить народ пить — значит лишить этот народ разума, превратить человека из мыслящего существа в двуногое рабочее животное, в алкогольного наркомана. У алкоголика одна цель — напиться и забыться.

— А как же традиция употребления вина в таких странах, как Франция и Италия, о которых говорил ваш оппонент на телевидении?
— Народы Италии и Франции пьют, в основном, сухие вина, но и при их употреблении они шли до последнего времени на первом месте по количеству алкоголиков, по проценту смертности на почве алкоголя, по проценту рождаемости дебильных детей. Во Франции цирроз печени встречается во много раз чаще, чем в других европейских странах. Сейчас по этим показателям мы у них пальму первенства перехватили.

Франция, кстати, в отличие от нас, понимает опасность алкогольной беды и принимает меры к снижению потребления алкоголя. Если в 1917 году они выпивали 22 литра на душу населения, то к 1980 году эта цифра снизилась до 18 литров.
Тем не менее, по данным крупнейших ученых мира, лауреатов Нобелевской премии Жана Доссе и Франсуа Жакоба, во Франции алкоголь и табак уносят до 100 тысяч жителей, не считая огромного количества инвалидов и умственно отсталых от рождения людей. Содержание инвалидов и лечение болезней, вызванных потреблением этих ядов, обходятся государственной казне Франции в 18 миллиардов долларов в год.
Французские ученые неустанно проводят скрупулезные исследования влияния спиртного на внутренние органы — и с цифрами, фактами, графиками доказывают, что нет ни одного органа, включая сердце, который не страдал бы от алкоголя. Одно из последних исследований такого рода размещено французами на одном из сайтов Интернета. И даже самый придирчивый человек не может усомниться в достоверности их исследования при внимательном знакомстве с ним.
Давайте возьмем другой пример. Миллионы мусульман тысячелетиями живут без алкоголя, и ничего плохого от этого не происходит. И если поехать в любую страну, где действует сухой закон или запретительные меры, ограничивающие употребление алкоголя, то никогда не увидишь там толпы или хотя бы единиц протестующих против такого покушения на их свободу. И только в нашей стране почему-то так боятся любых ограничений, связанных с употреблением алкоголя, считая это покушением на свою свободу.

Выписки из дневников

Пришло понимание причин срыва. Это была выработанная, четкая, укоренившаяся схема. Была ситуация полной безнаказанности. Ситуация, где никто не увидит! Никто не узнает! Никто не, заподозрит! Мысли о борьбе за свое здоровье были полностью заслонены только этим. Мой алкоголизм страшно боязлив. Одна из его задач — сохранить лицо хозяина. Сейчас, прочитав массу литературы, я понимаю, что это заранее проигранный бой. Недалек был бы тот час, когда тайное стало бы явным. Я всегда понимала, что выпивать в чьем-либо обществе для меня плохо. Во-первых, я зримо тупею и забываю слова, забываю, что хотела сказать. Во-вторых, мои «партнеры» по выпивке всегда были способны на небольшие количества, меня не устраивающие, а вызывать их удивление или немые вопросы не хотелось. Мой алкоголизм одинок, избегает себе подобных и, основываясь на слабых ядах, беспределен. Но теперь я уже знаю коварство алкоголизма. Я наперед знаю, что будет. Вот как выглядит типичная картина моего срыва: 

1. Беды не будет, если чуть-чуть, для веселья. 

2. Пока не весело, надо еще чуть-чуть. Две рюмки — что надо. 

3. Где две рюмки — там и третья, ничего страшного. 

4. Уже выпила три; одной больше, одной меньше — какая разница?.. А утром: депрессия, тошнота, амнезия последних моментов. В себя приду дней через пять. Я все знаю, я все продумала. Я трезва и счастлива от этого. Организм функционирует нормально, голова ясная и свежая. Как это здорово! Теперь, размышляя о причинах своих выпивок, я понимаю, что даже бороться с собой мне не надо, просто достаточно подумать, вспомнить, почитать информацию о моем враге. И импульсы не возникают или мгновенно гаснут. И совсем мне не надо уже больше начинать все сначала. 

Татьяна С.

«Не лишайте меня свободы…»

Именно с этой фразой выскочил к микрофону известный телеведущий Александр Гордон во время записи передачи про алкоголь, показанной по Первому каналу 14 марта 2009 года. Ведущий программы «Кино не для всех» доказывал, что имеет право сам решать — пить ему или не пить.
Претендующий на свободу Гордон даже не подозревал, насколько он не оригинален в своих страстных воззваниях. Ни один пьющий человек, будь он алкоголиком первой или третьей стадии, никогда не признает себя зависимым от алкоголя и будет утверждать, что он сам решает, когда ему выпить, и что он абсолютно свободен в своем выборе. «Хочу пью, хочу нет!» — как и Гордон, гордо заявляет он.

И уж особенно усердствуют в своем праве на свободу в алкогольном вопросе люди творческих профессий — музыканты, артисты, художники, режиссеры, скульпторы… Все они говорят о том, что их деятельность просто невозможна без допингов, без обязательных творческих тусовок, без вращения в кругу творческой элиты и без подогревающих веществ.

Увы, почему-то никто из них не хочет осознавать, сколько известных, талантливых людей ушло из жизни раньше срока только из-за своих пагубных пристрастий. Шукшин, Даль, Высоцкий, Товстоногов, Луспекаев, Филатов, Абдулов, Краско, Магомаев — перечень более или менее известных имен может быть бесконечным. И все они яростно отстаивали свою свободу и право отравлять себя алкоголем и табаком даже перед угрозой неминуемой смерти.

Способствует ли алкоголь творчеству?
— Владимир Георгиевич, многие деятели культуры утверждают, что алкоголь увеличивает их творческие способности, стимулируя фантазию.
— Напротив, алкоголь губит саму возможность творчества. В мозгу человека нарушаются сложные психические процессы — ассоциации, которые страдают вдвойне. Во-первых, их образование замедленно и ослаблено, во-вторых, существенно изменяется их качество: вместо внутренних ассоциаций часто проявляются ассоциации внешние, нередко стереотипные, основанные на созвучии, на случайном внешнем сходстве предметов. Для творчества нужна интеграция всех психических функций, а сутью алкогольного одурманивания является их разобщение.

Даже при разовом приеме алкоголя, согласно социологическим исследованиям, активность высшей нервной деятельности снижается на срок от 8 до 20 дней. Если же отравление алкоголем происходит систематически, мышление становится шаблонным, лишаясь свежести и оригинальности.
В результате длительной интоксикации у пьющих людей разрушается импульс к труду, они становятся неспособными не только к творческой работе, а вообще к систематической работе и постепенно совсем перестают трудиться. Окончательно притупляются способности к творческому мышлению, синтезу, и в дальнейшем эти высшие свойства человеческого мозга исчезают вовсе. Происходит деградация личности.
Как действуют алкоголь и табак на творческие, умственные способности людей, наглядно и доступно рассказали И. К. Биндюков и Ф. Н. Петрова в своей книге «На реках Вавилонских».

«Для нормальной работы всем клеткам нашего тела постоянно требуется кислород, который, соединяясь с различными веществами, поставляет им необходимую для работы энергию.
Но вот в кровь попадает алкоголь. Его электрохимические свойства таковы, что он мгновенно начинает притягивать, соединять и склеивать плотные тельца крови (эритроциты и лейкоциты), в результате чего они сплавляются в сгустки в виде красных кровяных шариков, которые не способны пройти через тонкие сосуды. Поскольку самые тонкие капилляры подходят к нервным клеткам (нейронам), то их гибель фактически неминуема, поскольку поток энергии к ним перекрыт.
Самое же большое количество нейронов находится у нас, как известно, в мозгу. Поэтому и называют алкогольный яд нейротропным. Один грамм алкоголя, попавший в мозг, убивает 200 нейронов. Если перевести это на привычные нам алкогольные дозы, то 100 граммов водки губят более 7500 активно работающих нервных клеток. Примерно столько же уничтожается фужером вина или кружкой пива. Таким образом, каждый прием веселящего зелья — это погребальный марш тысячам нейронов. Не зря ленинградский ученый Г. А. Шичко написал в одной из своих работ ужасающую фразу: „Страшен мозг алкоголика, он похож на побитый молью валенок“. А известный физиолог И. П. Павлов утверждал, что „пьяный подобен животному, у которого удалены полушария коры головного мозга“».

Однако убийство клеток путем их «удушения» — не единственное и, может быть, не самое страшное злодеяние молекул спирта для нервных клеток. Не менее тяжкое преступление определяется известным свойством алкоголя — растворять жиры. Дело в том, что самые умные клеточки нашего организма защищены от проникновения в них различных микробов и бактерий защитной жировой (липидной) оболочкой. При большом количестве выпитого алкоголя жировые мембраны просто-напросто растворяются молекулами спирта, и клетки массово гибнут. Это выяснили исследователи еще XIX столетия.
Если же человек пьет слабоалкогольные изделия и небольшими порциями, то полного растворения клетки не происходит, однако частично растворяя липидную оболочку и проникая внутрь клетки, алкоголь начинает разрушать ее на молекулярном уровне.
Алкоголь постепенно вымывает жир из нервной ткани, по-хозяйски устраиваясь на его месте. Так молекулы алкоголя как бы прячутся, ускользают от действия биокатализаторов — веществ, способных ускорить их разложение. В итоге алкоголь в 4000 раз медленнее окисляется в мозгу, чем в печени, которая несет основную ассенизаторскую функцию по освобождению организма от алкогольного яда.

Что такое этанол?

Окисляясь, алкоголь превращает цветущую здоровую клетку в обезвоженную пустыню. Он вытягивает воду из клетки в межклеточное пространство, вода оказывается не там, где остро нужна для жизни. Вот почему после приема алкоголя у человека развивается синдром «горящих труб» и повышенное чувство жажды. Биохимический «разбой» алкоголя приводит к нарушению и солевого обмена, что еще более усугубляет страдания клетки.
Головной мозг необычайно чувствителен к кислородному голоданию — отнимая кислород у тканей мозга, алкоголь покушается тем самым на саму суть жизни. Пробравшись в ядро клетки, где хранится «аппарат» с программой ее деятельности (гены и хромосомы), даже одна молекула алкоголя может произвести более опасное действие, чем простое уничтожение клетки. Она может изменить ее информационную программу, вызвать мутацию. Поэтому и называют алкоголь мутагенным ядом.
Невозможно предсказать, чем обернется такой вражеский захват «святая святых» клеток — обычной болезнью или злокачественной опухолью, инфарктом, инсультом, ишемией или тромбом центральной вены сетчатки с полной или частичной потерей зрения (такие случаи известны авторам книги).
Недаром прием алкоголя называют русской рулеткой! Только в отличие от револьвера, выстрел в голову (точнее, в мозг) производится в данном случае 100 раз из 100 — просто степень поражения может быть различна, а последствия растянуты во времени.
Добавим, что если человек курит, то алкоголь способствует внедрению в клетки еще и множества канцерогенных ядов, а потому союз этих «двух друзей» увеличивает опасность злокачественных образований не вдвое, а многократно. Если учесть, что в состоянии опьянения человек увеличивает частоту курений вплоть до режима «одна за одной», то не нужно быть генетиком или врачом, чтобы понять, насколько такой «свободомыслящий» гражданин самолично способствует сокращению срока своего пребывания на Земле.
По своей способности к разъеданию защитной оболочки нейронов алкоголь (или, как его именуют химики, этанол) называют ядом протоплазматическим.
Отсюда следует однозначный вывод, известный ученым и медикам всего мира: «этанол (этиловый или винный спирт) — это нейротропный, протоплазматический и мутагенный яд. Наркотик, воздействующий на нервную систему и все внутренние органы человека и разрушающий их структуры на клеточном и молекулярном уровне».
«Длительное употребление алкоголя приводит к перерождению и атрофии тканей и органов, что особенно резко и рано проявляется в мозгу человека», — пишет академик Ф. Г. Углов. И чем выше концентрация алкоголя в мозге, тем быстрее идет процесс склеивания эритроцитов, в результате чего концевые артерии, питающие нервные клетки, закупориваются кровяными сгустками. Снабжение клетки кислородом прекращается, и если такое голодание продолжается 5–10 минут, клетка погибает. Вскрытия «умеренно пьющих» людей показали, что в их мозгу — целые кладбища из погибших корковых клеток.
Что же происходит с нейронами, внутрь которых проник алкоголь? Такие изуродованные нервные клетки уже не способны полноценно выполнять свои функции, не говоря уж о творческом поиске. Для того чтобы избавиться от опасных мутантов, мозг собирает их вместе, склеивает в тромбы и постепенно выводит через сосудистую систему. Процесс этот занимает до 3–4 недель у мужчин и до 72 (!) дней у женщин. С трудом протискиваясь по тончайшим капиллярам, сгустки из красных кровяных телец несут постоянную угрозу множеству внутренних органов.

Как меняются нейроны?
— Владимир Георгиевич, здесь мы высказали точку зрения врачей и ученых. А что физики говорят по поводу действия алкоголя?
— Механизм интенсивного разрушения коры головного мозга обнаружен физиками еще в 1961 году, когда трое американских ученых-физиков (Найсли, Маскау и Пенингтон) рассматривали в изготовленный ими длиннофокусный микроскоп человеческий глаз. Они через зрачок сфокусировались на мельчайших сосудах сетчатки глаза, сбоку дали подсветку, и физикам впервые в истории науки удалось заглянуть внутрь сосуда человека и увидеть, как по нему течет кровь…

Что же увидели физики? Они увидели стенки сосуда, по которым текла кровь, увидели лейкоциты (белые кровяные тельца) и эритроциты (красные кровяные тельца), которые переносят кислород от легких к тканям, а углекислый газ — в обратном направлении.
В один из дней физики посадили к микроскопу очередного клиента, заглянули ему в глаз — и ахнули. У человека по сосуду гуляли тромбы: склейки эритроцитов. Ученые их образно назвали виноградными гроздьями. Физики перепугались, а человек сидит — и вроде ничего. У второго, третьего — все нормально, а у четвертого опять тромбы. Начали выяснять, в чем дело, — и обнаружили, что эти двое накануне выпивали.
Тут же физики совершили варварский эксперимент. Трезвому человеку, у которого в сосудах было все нормально, дали выпить кружку пива. Через 15 минут в крови бывшего трезвого человека появились алкогольные склейки эритроцитов!
Физики решили, что они совершили величайшее научное открытие — напрямую доказали, что алкоголь сворачивает кровь в сосудах человека, а не только в пробирке, как было известно из опыта.

Этот опыт, который раньше показывали в школе в 9-м классе на уроках биологии, заключается в следующем. В пробирку наливается вода и в нее капается несколько капель крови. На фоне лампы вода окрашивается в ярко оранжевый цвет. Тут же в эту пробирку добавляется несколько капель водки — и прямо на глазах кровь сворачивается хлопьями. Оказалось, не только в пробирке, но и в сосудах алкоголь сворачивает кровь.

На всякий случай физики обратились к медицинской энциклопедии — и с изумлением обнаружили, что медицина уже много лет считает алкоголь наркотическим, нейротропным и протоплазматическим ядом, разрушающим нашу внутреннюю структуру на клеточном и молекулярном уровнях.
Известно, что спирт как растворитель широко применяется в промышленности при изготовлении лаков, политур, в ряде химических производств — для синтеза красок, синтетического каучука и прочего. Поэтому спирт в технике применяют для обезжиривания поверхности. Но ведь, попав в кровь, спирт и там себя ведет соответственно!
Что происходит, когда алкоголь попадает в кровь?
В обычном состоянии внешняя поверхность эритроцитов покрыта как бы тонким слоем смазки, которая при трении о стенки сосудов электризуется. Каждый из эритроцитов несет на себе однополярный отрицательный заряд, поэтому они имеют изначальное свойство отталкиваться друг от друга.
Спиртосодержащая жидкость удаляет этот защитный слой и снимает электрическое напряжение. В результате эритроциты, вместо того чтобы отталкиваться, начинают слипаться друг с другом, образуя более крупные по размерам шарики. Процесс идет в режиме снежных комков, размер которых нарастает с количеством выпитого.
Диаметр капилляров в отдельных частях тела (мозг, сетчатка глаза) иногда настолько мал, что эритроциты буквально «протискиваются» по ним поодиночке, нередко раздвигая при этом стенки капилляров. Наименьший диаметр капилляра равен 8 микронам (в 50 раз тоньше человеческого волоса), наименьший диаметр эритроцита — 7 микронам (0,007 мм).
Ясно, что образование, содержащее несколько эритроцитов, не способно двигаться по капиллярам. Двигаясь по ветвящимся артериям все меньшего диаметра, оно достигает в конце концов артериолы, имеющей диаметр, меньший диаметра сгустка, и перекрывает ее. Кровоснабжение отдельных групп нейронов головного мозга прекращается.
Из-за того, что кислород прекращает поступать к клеткам головного мозга, начинается гипоксия (кислородное голодание). Именно гипоксия и воспринимается человеком как якобы безобидное состояние опьянения. А это приводит к «онемению», а потом и отмиранию участков головного мозга. Все это субъективно воспринимается выпившим как «свобода» от внешнего мира, схожая с эйфорией. В действительности часть головного мозга просто искусственно отключается от восприятия зачастую неприятной информации извне.
Так как клетки мозга не восстанавливаются, на месте погибших и выведенных клеток внутри черепа образуются пустоты, мозг сморщивается и начинается его атрофия. Датские ученые убедительно доказали, что уже через четыре года употребления алкоголя у человека наблюдается явление, которое так и определяется врачами — «сморщенный мозг» (Наука и жизнь, № 10, 1985).
Характерно, что явление «сморщенного мозга», по наблюдениям ученых, обнаруживается в 96 % случаев у сильно пьющих людей и в 85 % — у так называемых культуропитейщиков.
А вот паталогоанатомическое описание состояния коры головного мозга поборника умеренных праздничных доз алкоголя: «Изменения в лобных долях видны даже без микроскопа: извилины сглажены, атрофированы, множество мелких кровоизлияний. Под микроскопом видны пустоты, заполненные серозной жидкостью. Кора мозга напоминает землю после того, как на нее сбросили бомбы — вся в воронках. Здесь каждая выпивка оставила свой след…» (В. А. Рязанцев, психиатр-нарколог, «Беседы о трезвости», Киев: Высшая школа, 1987).
Напомним, что независимо от количества и качества выпитого, паралич высших центров мозговой деятельности длится от 8 до 28 дней. При повторных выпивках в течение данного срока работа этих центров так и не восстанавливается.
Таким образом, люди, пьющие в среднем 2 раза в месяц, живут наиболее простыми примитивными ассоциациями, способность к свежему оригинальному мышлению ослабляется, изменяется интеллект, затухают сложные психические процессы. Прогресс, творческий рост и движение вперед становятся невозможными.

— Владимир Георгиевич, что же происходит в дальнейшем с этими убитыми клетками мозга?
— Эти клетки начинают гнить и разлагаться. Чтобы гниющие клетки не отравили мозг совсем, организм вынужден закачивать под череп огромное количество жидкости. Вот эта жидкость и давит с утра клещами голову тому, кто накануне «принял». В этом и есть причина головной боли с похмелья…

Для удаления погибших клеток в коре головного мозга создается повышенное давление за счет усиленного притока жидкости и фактически прямого физиологического «промывания» головного мозга. Именно с этим и связана мучающая утром жажда. Это потребность в дополнительном объеме жидкости для промывки погибших мозговых клеток.
Синдром похмелья — не что иное, как процесс, связанный с удалением из головного мозга погибших из-за отсутствия кровоснабжения нейронов. Организм отторгает погибшие клетки, выводит их через мочеполовую систему, а человек сливает их по утрам в унитаз. Поэтому существует точный и научно обоснованный афоризм:

«Тот, кто пьет водку, вино и пиво, наутро мочится собственными мозгами».

Много пива, водки и вина выпили — много мозгов в унитаз сольете. Мало пива, водки и вина выпили — мало мозгов сольете. Но сольете в любом случае, такова уж суть воздействия этого наркотического яда — алкоголя.

— А как связаны гипоксия и алкогольная эйфория?
— Состояние возбуждения — эйфорию, возникающую при приеме спиртных изделий, многие исследователи приписывают гипоксии. Гипоксия возникает, когда происходит закупоривание сосудов головного мозга и доступ кислорода через кровь к клеткам мозга прекращается. Эйфория развивается как результат возбуждения подкорки, вышедшей из-под контроля коры головного мозга.

Эта эйфория практически исключает возможность критического отношения к себе, снижает способность контролировать свои поступки. Этим объясняется ложная оценка своих достижений и своих творческих способностей, которая по объективным показателям не соответствует действительности.
Выпивший человек начинает говорить шаблонные слова, его мысли опошляются, начинаются нравственные изменения. И неудивительно: те слои коры головного мозга, которые ответственны за стыд, за совесть и мораль, «блокировал» алкоголь.
Не знаем, что чувствует после очередной выпивки и табачных отравлений ведущий Гордон, но люди действительно умственного труда снижение своих мыслительных способностей отчетливо ощущают. Так, лауреат Нобелевской премии, известный физик, академик Лев Ландау с сожалением отмечал, что выпитый в Новый год традиционной фужер шампанского выключает его из продуктивной научной деятельности на несколько недель.
Люди, далекие от науки, тоже интуитивно чувствуют, что происходит с ними в момент застолий, поэтому так популярна за праздничным столом фраза, предваряющая застольные тосты: «Ну что, давайте чокнемся!» А наутро человек жалуется: «Ой, как башка трещит», — будто ощущая, с каким трудом пробираются склеенные эритроциты по тончайшим сосудам мозга и как внутри черепной коробки с треском лопаются и гибнут его самые умные клеточки.
Увы, даже осознавая и ощущая все эти внутренние страдания, люди вновь и вновь идут на это добровольное сумасшествие, прикрываясь при этом флагом своей псевдосвободы. И ссылаясь, конечно же, на авторитеты. К примеру, на Омара Хайяма, который, якобы, только и делал, что прославлял выпивку и вино. Поэтому закончить эту главу хочется одним менее известным рубай знаменитого поэта.

О вино, ты страшнее веревки любой,
Разум пьющего крепко опутан тобой.

Выписки из дневников

Почему некоторые люди пьют? Они привыкли травиться, а бездуховность открывает ворота для пагубных пристрастий. Джек Лондон очень хорошо описал в «Мартине Идене» состояние рабочего, которого тяжкий труд превращает в тупую скотину, где одна радость — выпивка. Вероятно, когда ситуация роста в профессии тупиковая, так как труд самый неквалифицированный, это становится одной из составляющих выпивки. Отсутствие целей в жизни — часть бездуховности. 

Татьяна С.

«Я пью для разрядки, для снятия стресса…»

Этот аргумент чаще всего приводят «умеренно» и неумеренно пьющие люди. Действительно, после приема небольших доз алкоголя возникает чувство эйфории, которую человек принимает за расслабление. Однако на деле человек просто подавляет либо уничтожает те клетки, которые усиленно ищут способ решения проблемы, создавая внутри некий доминантный центр.
«Вырубили» центр, создающий внутреннее напряжение, — вроде легче. На деле это временное иллюзорное «облегчение» оборачивается возвращением нервной напряженности на более высоком уровне, ведь нейротропный яд является главным разрушителем нервной системы.
Проблема при этом не решается, а вот характер человека весьма быстро меняется. Поэтому, как бы ни были велики расстройства, вызываемые алкоголем в мозге, главные изменения происходят в психике и характере пьющего человека.
Это признают все авторитетные ученые, это же замечают и все близкие пьющего человека. Особенно тяжело женщинам, которые выходили замуж за спокойного ласкового мужчину, а вынуждены терпеть выходки грубого равнодушного циника, в которого чаще всего превращается пьющий человек.

Уничтожено чувство стыда

Первое, что отмечают ученые в поведении пьющих людей, — это упадок нравственности, равнодушие к обычаям и долгу, к другим людям и к членам своей семьи. Как пишет академик Углов:

«Равнодушие к высшим нравственным ценностям происходит очень рано, еще до изменений в умственной и мыслительной сфере… Упадок нравственности выражается в потере стыда, резко понижается сила и тонкость такого чувства, как совесть. К числу неминуемых последствий упадка нравственности относится увеличение лжи и уменьшение искренности».

Не случайно все документы, освещающие нарастание периода пьянства в нашей стране, убедительно показывают, что параллельно всегда возрастает преступность. Ведь уничтожено чувство стыда, которое является главным ограничителем нравственной жизни человека. Это состояние прекрасно понимал Л. Н. Толстой. Давайте снова обратимся к его статье «Для чего люди одурманиваются?».

«…Трезвому совестно то, что не совестно пьяному… Если человек хочет сделать поступок, который совесть воспрещает ему, он одурманивается. Девять десятых преступлений совершается так: „Для смелости выпить“… Мало того, что люди сами одурманиваются, чтобы заглушить свою совесть, зная, как действует вино, они, желая заставить других людей сделать поступок, противный их совести, одурманивают их, чтобы лишить их совести.

Все французские солдаты на севастопольских штурмах были напоены пьяными. Всем известны люди, спившиеся совсем вследствие преступлений, мучивших их совесть. Все могут заметить, что живущие безнравственно люди более других склонны к одурманивающим веществам. Разбойничьи, воровские шайки, проститутки — не живут без вина.

…всякий увидит одну постоянную черту, отличающую людей, предающихся одурманиванию, от людей, свободных от него: чем более одурманивается, тем более он нравственно неподвижен… Освобождение от этого страшного зла будет эпохой в жизни человечества».
В последние годы так называемый «менеджерский» алкоголизм, то есть алкоголизм деловых людей и ответственных работников, вышел на первое место в мире, потому что люди пьют для заключения сделок. Выпив, человек легче согласится принять взятку за незаконную сделку. Легче подпишет невыгодный для своей страны контракт, легче пойдет против совести, сделает то, чего не сделал бы трезвый.
К сожалению, подобное получает все более широкое распространение и в научном мире: приезжающие с периферии научные сотрудники нередко везут коньяк, водку и всячески угощают тех, чье слово поможет получить выгодное место, хороший отзыв, высокое звание и т. п.
В обществе появляется все больше людей, нравственные чувства которых пострадали из-за употребления спиртного. Наличие же в обществе значительного числа «полунормальных» людей производит сильное деморализующее влияние.
О далеко идущих последствиях потребления алкоголя говорит нарушение нравственности женщин, рост преступности среди которых растет более быстрыми темпами, чем мужская преступность.
Падение нравственности пьющих людей проявляется и в снижении или полном исчезновении таких качеств, как благородство и патриотизм. Всегда считалось недопустимым, чтобы человек, находящийся у власти, пользовался ею для получения личных привилегий. Мы же сплошь и рядом наблюдаем руководителей с атрофированным чувством благородства, которые используют свою власть для получения взяток, приобретения квартир для себя и своих родственников, строительства дач, загородных коттеджей — список злоупотреблений можно продолжать очень долго.
Отсутствие патриотизма проявляется в том, что пьющий человек, бывая в другой стране, может показаться в общественных местах в откровенно нетрезвом виде и не смущаться тем, что он подрывает таким образом престиж своей страны. В самолетах, предоставляемых для русских туристов, с некоторых пор категорически запрещен прием спиртного. Облик и поведение пьяных до безобразия путешественников вынудил авиакомпании отказаться от бесплатного предложения алкоголя на борту, а затем его перестали продавать русским туристам и за деньги — себе дороже…
Пьющий начальник, потерявший чувство патриотизма, пошлет в командировку своего знакомого или родственника вместо человека, который может, действительно, поддержать авторитет страны и возвеличить славу своей Родины.
Другое чувство, легко утрачиваемое пьяницами, — это чувство страха, что, по мнению психиатров, может повлечь за собой важные социальные и психические последствия. Можно назвать еще следующие изменения чувств пьющих людей:
♦ радость часто лишена своего чистого характера, но принимает форму немотивированного легкомыслия и беззаботности;
♦ чувство чести и собственного достоинства теряет свой высокий характер и принимает форму гордости, зазнайства и самомнения;
♦ расположение, ласка, любовь легко переходят в неприязнь, грубость и цинизм, который принимает у пьющих людей разнообразные и нередко отвратительные формы;
♦ гнев нередко проявляется в виде зверской агрессии и злости.

Все эти изменения часто совпадают с развитием таких свойств, как мрачность, угрюмость, недоверчивость и раздражительность. Проявляются частые смены настроений, поэтому общение с человеком становится крайне затрудненным. Его личность и характер меняются, появляются элементы деградации, которые могут быть необратимы, если любитель спиртного вовремя не остановится.
И. П. Павлов в своей статье «Пробная экскурсия физиолога в область психиатрии»[3] писал:

«…симптомы шаловливости, дурашливости, а также вспышки возбуждения с характером агрессивности, которые встречаются у шизофреников, очень напоминают картину обыкновенного начального опьянения. Отсюда при алкогольном наркозе то беспричинная и необычная плаксивость и слезы, то веселость, то излишняя чувствительность, то гневливость».

Согласно отчетам психиатрических заведений Европы и США, алкоголь становится основной причиной развития психических заболеваний. Именно наблюдение за пациентами заставило в свое время стать активным поборником трезвости знаменитого швейцарского врача, психиатра и ученого Августа Фореля.
Пьющие люди, как правило, очень ленивы, любят проводить время праздно и без стеснения не работают, много спят и легко меняют виды деятельности, если она сулит больше возможностей.
Впрочем, выбор видов деятельности становится у пьющих людей все более ограниченным, ибо наблюдается заметное снижение интеллектуальных функций. Память у них слабеет, концентрация внимания снижается, время реакции замедляется, задания выполняются небрежно. Отмечается быстрая утомляемость и затруднение при решении сложных вопросов. Способность к творческому труду снижается или совсем утрачивается.
Психиатры характеризуют личность пьющих людей следующими чертами: эгоцентризм, слабая сопротивляемость трудностям и мания величия, которая проявляется в преувеличенном мнении о своих возможностях, убежденности, что окружающие его недооценивают или не понимают.
О глубоком нарушении психики под влиянием алкоголя говорит и рост числа самоубийств среди пьющих. По данным ВОЗ, оно в 80 раз превышает число самоубийств в среде трезвенников. Причем самоубийства пьющих людей нередко принимают страшные и порой изощренные формы.
Так стоит ли снимать стресс и нервное напряжение таким сомнительным способом, неминуемо ведущим к разрушению личности, изменению природного характера и всей психоэмоциональной сферы?
Поверьте, жизнь заиграет гораздо большим количеством красок и обогатится целой гаммой ярких ощущений, если человек начнет переживать истинные, а не искусственные чувства радости, грусти, восторга, отчаяния, гнева, любви. Любви к Богу, к жизни, к себе и другим людям. Человек же, живущий любовью, никогда не пойдет на преступление, на самоубийство и на попытку «напиться и забыться» от проблем в алкогольном дурмане!

Выписки из дневников

Трезвое пробуждение, солнце, зелень, птички поют и бодрость в теле — вот радость жизни. Так будет теперь каждый день.
Ведь если вечером выпивать даже немного отравы, я с утра все равно чувствую признаки отравления.
Стоило чуть прихлопнуть алкоголь ногой, как краски стали расцветать. Как будто детская переводная картинка — снимаешь пленку, а там ярко, красиво.
Вчера, как обычно, мне приходилось видеть очень много алкоголя. Он повсеместен! В эти мгновения я думала о том, как он вреден, что это наркотик-убийца, и даже не возникло мысли о том, что я хочу ввести его в свой организм! Может, это начало выздоровления? А может, впереди долгая борьба. Я настраиваюсь на благоприятное течение обстоятельств.
В последнее время (до духовного лечения) во время каждого похмелья я опасалась за свою жизнь, я боялась инсульта, настолько плохо было состояние. Головокружения и прочие мозговые расстройства были налицо. Теперь я радуюсь каждое утро своему нормальному самочувствию.
Сейчас о том, в каких ситуациях люди пьют. Приближается лето, и я могу вспомнить, что люди пьют на пикниках. Я считаю, что они пьют, чтобы заполнить время на полянке…
И еще! Тут уж совсем непонятно. Вчера бабушка дочкиного одноклассника должна была пойти в театр. Она мне сказала, что они с подругой обычно берут с собой по бутылочке, в которой мешают предварительно водку, морс и сахар, а в антракте попивают через соломинку.
«Здорово», — говорит… Ей 70 лет, зачем в театре алкоголизация? Я всегда была против этого, потому что считаю, что:
1. Изменяется восприятие.
2. Резкое желание сходить в туалет (обезвоживание).
3. Неуважение к соседям по креслам, которые будут вынуждены вдыхать чужие алкогольные испарения.
И, добавлю, что эта ситуация, будучи применима ко мне, закончилась бы поисками ларька рядом с театром после спектакля.
Татьяна С.
Цель поставлена. Времени прошло немного, но уже определенные результаты есть. 23 февраля, 8 Марта, 19 марта (День подводника) — эти праздничные даты раньше отмечались широко, с размахом, и обязательным атрибутом везде был алкоголь: и на работе, и дома, и в компании. Без него немыслимо было представить себе праздник. Сейчас все обошлось без спиртного, причем на добровольной основе — и ничего не случилось. Наоборот, я смотрел другими глазами, удивляясь, почему этого не делалось раньше. И никакой тяги, никакого желания, и никакого сожаления…
Раньше по субботам и воскресеньям, занимаясь хозяйственными делами, для стимула и поднятия морального духа покупал спиртное, потом казалось, что мало, добавлял. На следующее утро — головная боль, отвратительное настроение, желание опохмелиться. Сейчас все по-другому, без спиртного. И ничего страшного, результаты иные, и моральный дух высок, и настроение хорошее, и тело, разум, душа трезвые, и мир стал другим. Исчезли' нервозность, раздражительность, недовольство всем. Причем никакого насилия над собой.
Раньше я все деньги, сберкнижку отдавал дочке, чтобы не было соблазна, потому что, когда были деньги, как магнитом тянуло в магазин. Сейчас все по-иному. И деньги у меня постоянно, и в магазин хожу ежедневно, но все без алкоголя, и еще раз подчеркиваю, без всякого принуждения, насилия над собой. Результат? Конечно.
Вот так постепенно, с видимыми результатами, двигаюсь я по лестнице трезвения.
Валентин С.