Связь между русским языком и санскритом

9 января 2019

Материалы конференции Общества индийской и советской культуры (округ Мирут 22-23 февраля 1964 года, г. Газиабад, Уттар Прадеш).

Если бы меня спросили, какие два языка мира более всего похожи друг на друга, я ответил бы без всяких колебаний: «русский и санскрит». И не потому, что некоторые слова в обоих этих языках похожи, как и в случае со многими языками, принадлежащими к одной семье. Например, общие слова могут быть найдены в латыни, немецком, санскрите, персидском и русском языках, относящихся к индоевропейской группе языков. Удивляет то, что в двух наших языках схожи структуры слова, стиль и синтаксис. Добавим ещё большую схожесть правил грамматики — это вызывает глубокое любопытство у всех, кто знаком с языкознанием, кто желает больше знать о тесных связях, установившихся ещё в далёком прошлом между народами СССР и Индии.

Всеобщее слово

Возьмём для примера самое известное русское слово нашего века «спутник». Оно состоит из трёх частей : a) «s» — приставка, б) «put» — корень и в) «nik» — суффикс. Русскoe слово «put» едино для многих других языков индоевропейской семьи : path в английском и «path» в санскрита. Вот и всё. Сходство же русского и санскрита идёт дальше, просматривается на всех уровнях. Санскритское слово «pathik» означает «тот, кто идёт по пути, путешественник». Русский язык может образовывать такие слова, как «путик» и «путник». Самое интересное в истории слова «sputnik» на русском. Смысловое значение этих слов в обоих языках совпадает : «тот, кто следует по пути вместе с кем-либо». Мне остаётся только поздравить советских людей, которые выбрали такое международное и всеобщее слово.

Когда я был в Москве, в гостинице мне дали ключи от комнаты 234 и сказали «dwesti tridtsat chetire». В недоумении я не мог понять, стою ли я перед милой девушкой в Москве или нахожусь в Бенаресе или Удджайне в наш классический период где-то 2000 лет назад. На санкрите 234 будет «dwishata tridasha chatwari». Возможно ли где-нибудь большее сходство? Вряд ли найдется ещё два различных языка, сохранивших древнее наследие — столь близкое произношение — до наших дней.

Мне довелось посетить деревню Качалово, около 25 км от Москвы, и быть приглашенным на обед в русскую крестьянскую семью. Пожилая женщина представила мне молодую чету, сказав по-русски: «On moy seen i опа тоуа. snokha».

Как бы я хотел, чтобы Панини**, великий индийский грамматист, живший около 2б00 лет назад, мог бы быть здесь со мной и слышать язык своего времени, столь чудесно сохраненный со всеми мельчайшими тонкостями! Русское слово «seen» и «soonи» в санскрите. Также «madiy» — это «son» в санскрите может быть сравнено с «тоу» русского языка и «ту» английского. Но только в русском и санкрите «тоу» и «madiy» должны измениться в «тоуа» и «madiya», так как речь идет о слове «snokha», относящемся к женскому роду. Русское слово «snokha» — это санскритское «snukha», которое может быть произнесено так же, как и в русском. Отношения между сыном и женой сына также описываются похожими словами двух языков.

Совершенно верно

Вот другое русское выражение: «То vash dom, etot nash dom». На санскрите: «Tat vas dham, etat nas dham». «Tot» или «tat» — это указательное местоимение единственного числа в обоих языках и указывает на объект со стороны. Санскритское «dham» — это русское «dom», возможно, в силу того, что в русском отсутствует придыхательное «h».

Молодые языки индоевропейской группы, такие, как английский, французский, немецкий и даже хинди, напрямую восходящий к санскриту, должны применять глагол «is», без чего приведённое выше предложение не может существовать ни в одном из этих языков. Только русский и санскрит обходятся без глагола-связки «is», оставаясь при этом совершенно верными и грамматически и идеоматически. Само слово «is» похоже на «est» в русском и «asti» санскрита. И даже более того, русское «estestvo» и санскритское «astitva» означают в обоих языках «существование». Таким образом становится ясно, что схожи не только синтаксис и порядок слов, сама выразительность и дух сохранены в этих языках в неизменном начальном виде.

В заключение статьи приведу простое и очень полезное правило грамматики Панини, чтобы показать, насколько оно применимо в русском словообразовании. Панини показывает, как шесть местоимений преобразуются в наречия времени простым прибавлением «-da». В современном русском осталось только три из шести приведённых Панини санскритских примеров, но они следуют этому правилу 2600-летней давности. Вот они:

санскрит

местоимения
kim
tat
sarva

наречия
kada
tada
sada

значение
какой, который
тот
все

русский
kogda
togda
vsegda

Буква «g» в русском слове обычно обозначает соединение в одно целое частей, существовавших до того отдельно. В европейских и индийских языках нет таких средств сохранения древних языковых систем, как в русском. Пришло время усилить изучение двух крупнейших ветвей индоевропейской семьи и открыть некоторые тёмные главы древней истории на благо всех народов.

НЕВОЗМОЖНО пройти мимо того факта, что в Русском языке и Санскрите огромное количество одинаковых слов (примеры см. ниже). Невозможно не заметить также и общности многих слов других европейских языков с санскритом, который является Протоязыком, Прародителем всех индо-европейских языков. Настоящая статья в большей степени имеет отношение к связи Санскрита с Русским языком, и этому будет уделено основное внимание.

Ведический Санскрит (далее — санскрит) — это язык наших Славяно-индо-арийских предков. (Санскритское Корневое Соответствие (далее — СКС) слову «язык» в санскрите — «дЖИхВа», т.е. ЖИВая, наиболее подвижная часть тела.)

В действительности, именно Ведический санскрит — это родной язык всех Славянских народов, и осознание этого факта имеет весьма важное значение для общей духовно-культурной ориентации современных людей. Славянский лингвистический менталитет напрямую связан с санскритским языком и имеет в нем свои генетические корни (СКС: рус. «КоРеНь» — от санскр. «КаРаНа», т.е. причина, корневая основа).

Мыслительная основа Славян базируется на санскрите. САНСКРит — это наша, так сказать, САНСКаРа, — то есть нечто, заложенное в глубоком подсознании славян. Санскритская санскара, то есть отпечаток/импринт, — неизгладим, поскольку он находится на более тонком уровне, чем физическое тело и ум/рассудок. Иногда, в отдельные счастливые моменты, когда сознание обретает расширение и просветление, это можно прочувствовать до некоторой степени отчетливо.
Сколько бы ни проходило времени, какие бы процессы ни происходили в жизни народов, но живая-как-сама-жизнь связь между европейскими Славянскими языками и Ведическим санскритом не стирается, не портится и не гибнет.

Признать эту тесную связь между санскритом и Славянскими языками (т.е. русским, украинским, белорусским, болгарским, чешским, и т.д.) не так уж трудно. Факты, как говорится, налицо. Параллели (т.е. прямые родственные связи) между такими словами, как «джнана» и «знание», «видья» и «веденье», «двара» и «дверь», «мритью» и «смерть», «швета» и «свет», «джива» и «живой», и т.д. и т.п. — очевидны и неоспоримы.
Далее, необходимо отметить, что один из первостепенных моментов в исследовании Санскрито-Славянского родства состоит в том, что те Славянские слова, которые имеют санскритское происхождение, играют крайне важную, — если не важнейшую, — роль даже в самой языковой структуре, то есть они выражают/называют главные (психические и соматические) функции человеческой жизнедеятельности. Например, все, что так или иначе связано в Русском языке с познанием или духовным и обычным видением, имеет корневую основу из санскрита: ЗНАть, поЗНАвать, уЗНАвать, приЗНАние, ВИДение, ВИДеть, предВИДеть, сноВИДеть, ЗРеть, ЗеРкало, (оЗеРо — гладь воды, на которой ЗРимо отражается луна), обоЗРение, проЗРевать, соЗеРцание, приЗРак, преЗРение, подоЗРение, обоЗРение, ЧИТать, сЧИТать, уЧИТься, и т.д. Также, у этих языков масса общих названий из области явлений, стихий и объектов природы (огонь-агни, ветер-вата, вода-удака, и др).

Как уже неоднократно отмечалось, Русские люди действительно говорят на Санскрите, — только на несколько испорченном и искаженном его варианте. Даже с поверхностной точки ЗРения, в Русском языке очень заметно эхо, или отголосок, Санскрита. Если же связь Русского языка и Санскрита подвергнуть более тщательному и внимательному анализу, то можно будет обнаружить множество удивительных вещей (СКС: рус. «вещь» — санскр. «вищайя») и сделать массу поразительных открытий (по части словотворчества). По наблюдению некоторых специалистов, Русский язык — один из самых близких, из всех европейских языков, к Санскритскому языку. И, может быть, Русский язык — это действительно самый сохранившийся (по отношению к Санскриту) из всех европейских Славянских языков всилу того, что Россия удалена ото всех западноевропейских государств, и не так активно смешивала свой язык с языками соседей.

В самой же Индии Ведический санскрит (язык Риг-Веды) также подвергался постепенному изменению вследствие влияния со стороны языков дравидийского населения.

Для того, чтобы обнаружить и проследить самые сокровенные и внутренние пласты Русско-санскритских языковых соответствий/аналогов, необходимо настроиться на серьезное научное исследование (- это само собой разумеется), и т.д. и т.п., — но самое, с нашей точки зрения, главное — это повсеместно и с максимальной осознанностью применять метод Мистическо-интуитивного проникновения (так наз. йога-пратьякша, — проникновение в образно-звуковые вибрации-соответствия, минуя буквальные интерпретации) в самую Суть (СКС: рус. «суть» — санскр. «сат») предмета. Почему на это обращается особое внимание? Потому, что методами одной лишь формальной лингвистики (СКС: «лингва, lingua» — санскр. «лингам, т.е. знак (в данном случае — языковой знак)») здесь не обойдешься, — этого будет слишком мало, и это принесет довольно скудные плоды. Линейно-формальные приемы так наз. «академического» сравнительного языкознания здесь если и сработают, то только на начальном этапе, на периферийном уровне. Если же мы хотим раскопать настояще сокровище, мы должны будем докапываться до значительно более глубоких языковых пластов, соприкасающихся уже не столько с поверхностным сознанием, сколько с подсознанием, с тем, что скрыто глубоко под землей слов и понятий, под грудой терминов, эпитетов и определений. Тот подход, который предлагается здесь, безусловно является чутким к буквальным интерпретациям слов-понятий и одновременно парадоксальным в том плане, что он иногда выходит далеко за рамки буквальных параллелей и соответствий, пытаясь проникать сквозь поверхностный слой форм вглубь сущностного содержания; задействуется также и вербальная, фонетическая область применения слов-понятий, выражающихся посредством речи.
Например, когда говорится, что Санскритско-Русские слова: «тама» и «тьма», «дивья» и «удивительный», «даша» и «десять», «сата» и «сто», «шлока» и «слог, слоган», «пада» и «пята» — однокоренные, то это не вызывает особых сомнений и возражений; совсем не обязательно быть профессором сравнительного языкознания Мюллером, чтобы увидеть тут прямое сходство. Когда же мы чувствуем коренное родство между некоторыми Русскими и Санскритскими словами-понятиями, но не имеем формальных доказательств этому (РОДству), то выявить и указать на это РОДство представляется достаточно сложным (и тем более представить доказательную базу). Сложным, но не невозможным, поскольку, как это мы уже ранее отметили, созерцательное абстрагирование и парадоксальная логика — это вполне действенные и апробированные инструменты, с помощью которых вскрываются и демонстрируются такие непостижимо глубокие и сокровенные лингвистические связи между Санскритскими и Русскими словами, что иногда захватывает дух. (Не забудем также и об опасности увлечься надуманными и «притянутыми за уши» параллелями и соответствиями, выдумками и фантазиями.)

Итак, чтобы не быть голословными, приведем следующий пример:

Мудрец Сократ, учитель Платона, говорит в книге «Государство, гл.1» —
«…ты стал таким кротким и перестал сердиться…».

Что сразу же бросается в глаза в этой небольшой компактной фразе?

Во-первых, все ее элементы имеют Санскритское происхождение;
во-вторых, особо на себя обращают внимание два слова, передающих определенные психо-состояния, — прилагательное «кроткий» и глагол «сердиться». Имеют ли они связь с Санскритскими корнями? Конечно, имеют, и для того, чтобы ее выявить, проведем следующие исследовательские сопоставления.

Сначала обратимся к слову «сердиться».
Словарь Ожегова дает такие синонимы слову «сердиться»: «быть в гневе, в раздражении на кого-либо, чувствовать злобу к кому-либо».
Затем, нетрудно сообразить, что коренная основа слова «сердиться» — «сердт/сердц/сердце», то есть «сердиться» — это означает «выказывать некий СЕРДечный аффект, движение души». Сердце — это Русское слово, произошедшее от Санскритского слова «хридая», т.е. корень у них один и тот же — СРД-ХРД. Также, в широкую сферу Санскритского слова хридая-сердце, входит и такое понятие как душа. И сердце, и душа, и ум/манас — все это покрывается областью значений Санскритского слова «хридая». Это прямо связано с психикой и происходящими в ней процессами. Поэтому происхождение Русского слова «сердиться» (т.е. проявлять некий негативный сердечный аффект) от Санскритского «хридая-сердце» — вполне логично и обоснованно.
Но тут возникает один каверзный вопрос: почему в Русском языке это слово («сердиться») имеет негативный оттенок, причем достаточно ярко выраженный (СКС: рус. «ярко» — санскр. «арка (яркое солнце)»), тогда как, по идее, все, относящееся к сердцу, должно отражать позитивные влечения души и сердца, — как напр., любовь, симпатию, привязанность, пристрастие, и т.д.?
Суть здесь в том, что, как известно, от любви до ненависти — один маленький шаг; проницательные брахманы-индусы практически всегда соединяли страстную привязанность (каму) в пару с ненавистью и злобой (кродхой), то есть показывали, что они — неразлучные спутники. Где кама — там кродха, а где кродха (злоба, гнев) — там обязательно неподалеку должна быть и кама (вожделение). Иными словами, в психологии индусов, страстная любовь и злоба-ненависть — эмоциональные корреляты, взаимодополняющие друг друга факторы.

Затем, поскольку одним из синонимов слова «сердиться» является слово «раздражаться», то мгновенно напрашивается еще одна характерная параллель из области древне-индийской психологии: корень слова «разДРАЖаться» соответствует слову «РАДЖас», т.е. гуне (в системе философии санкхья) раджас, которая является источником всех энергических движений души, — особенно ее активных стремительных порывов.
Итак, показано, что и слово «сердиться», и слово «раздражаться» имеют Санскритское происхождение (от слов «хридая» и «раджас» соответственно).

Теперь рассматривается слово «кроткий». Оно также предназначено донести до нас некую психологическую характеристику человека, его душевное состояние.
Синонимы слова «кроткий» (по словарю Ожегова): «незлобивый», «покорный», «смирный».
В попытке найти Санскритскую параллель, мы обращаем умственный взор на однокоренные слова из Санскрита и обнаруживаем уже упоминавшееся известное слово «кродха» (часто встречающееся, напр., в Бхагавад-Гите). Что же оно означает? Оно означает «гнев», «злоба», и т.д., — то есть нечто совершенно противоположное по смыслу к слову «кроткий». Но нас это теперь не должно вводить в смущение, ибо мы достоверно знаем, что даже однокоренные слова могут быть антонимами (т.е. противоположными по значению). В процессе языковой эволюции (или деградации) значение слова могло подвергнуться переосмыслению, сознательному или непреднамеренному искажению — вплоть до придания слову противоположного изначальному смысла. Слово могло быть на некоторое время утрачено, выйти из активного оборота, а потом опять неожиданно «всплыть на поверхность народного лексикона», — но уже с обратным смыслом, (или) с совершенно другим оттенком. Известно, что достаточно добавить к слову приставку «а», — и оно уже будет оппозицией исходному. Прибавляем еще одну «а», — и слово опять принимает совсем другой смысл, и т.д. (Напр., «кродха» — «злоба»; «акродха» — «незлобивость»; «а-акродха» — «не-незлобивость, т.е. злоба», и т.д.)
Кажется, что именно такова была судьба слова «кроткий». Изначально, в среде древних Ариев, оно (в виде «кродха») обозначало гнев, ярость, злобу, бурную негативную эмоцию, — а затем подверглось удивительной трансформации и стало обозначать нечто противоположное.

ГАЯТРИ-МАНТРА (Риг-Веда, 3.62.10).

«Ом бхур бхувах суваха
Тат Савитур вареньям
Бхарго Девасья дхимахи
Дхийо йонах праччходаят.»

Практически каждое слово из этой Великой мантры перекликается со словами русского языка:

1. ОМ — Аум, Аминь, «Да будет так!», сакральное восклицание.
2. БХУР — Бурая, цветом черно-коричневая — то есть Земля.
3. БХУВАХ — Бывание, пространство между Землей и Небом, антарикша.
4. СУВАХА — Сверху, Сварга — то есть то, что вверху, на Небесах.
5. ТАТ — Тот, — указание на Высший принцип Бытия.
6. САВИТУР — Светлый Бог, Советник, Покровитель, Бог Солнца.
7. ВАРЕНЬЯМ — Верный, наилучший, желанный, англ. very.
8. БХАРГО — Брег, берег, цель; бережно.
9. ДЕВАСЬЯ — Дева, Высшего Бога.
10. ДХИМАХИ — Думаю, размышляю, медитирую.
11. ДХИЙО — Думай, помни, заботься.
12. ЙОНАХ — О нас, о Твоих преданных.
13. ПРАЧЧХОДАЯТ — Просим, умоляем, англ. pray, Тебя, — воистину.

Русский перевод:

«Ом, ради Земли, Воздушного пространства и Небес;
Мы обращаемся к Тому Светлому Богу, наилучшему и наивернейшему;
Бережно и непрерывно обращаясь в своих мыслях к Тому Богу,
Мы просим Его (или: Тебя) также думать и заботиться о нас.»

Санскритские корневые слова-ядра в Русском языке — это словно полустершаяся надпись на старинной монете, которую крайне трудно разобрать и расшифровать, — но если приложить достаточно усилий и терпения, то исследователя ожидает радость от обнаружения того, что в конце концов надпись прочтена, понята и несет в себе ценную информацию.

Всем тем, кто интересуется и занимается йогой, а также изучением древней индо-арийской философии, приходится сталкиваться со множеством Санскритских слов и терминов (впрочем, почти любое Санскритское слово можно перевести в разряд терминов).

В дополнение к уже имеющимся исследованиям на данную тему и перечням Санскритско-Русских (и Санскритско-английских) параллелей и соответствий, предлагается новый (но далеко не исчерпывающий, поскольку каждый сможет его дополнить) список, который, возможно, окажет некоторую дополнительную помощь в запоминании Санскритских слов:

АНГА — нога, член тела, фаланга; «ашта-анга йога» — восьмичленная йога; «ангула» — палец.
АНДЖАНА — мазание, мазь; (буквы «н» и «м» — Взаимо-Заменяемые Звуки-Буквы (далее — ВЗЗБ); буквосочетание «дж» — часто заменяется на «з»); отсюда происходит слово «ниранджана», — т.е. незапятнанный, неизмазанный.
АНТАР — ОП (официальный перевод): внутренний, англ. «internal»; «антар-джьети» — внутренний свет, «антар-сукхах» — счастье изнутри.
АКХИЛА — целый, всецелый, весь, нем. «heil».
АГАСТА-МАСА — месяц август.
АЧАЛА — неколеблющийся («ч» и «к», «а» и «о» — ВЗЗБ), устойчивый, «нешляющийся», неподвижный.
АТАХ — итак (здесь «х» и «к» — ВЗЗБ).
АТИ — очень, сверх-.
АДРИШТА — незримый (ВЗЗБ: «а» аналогично «не», «др» — «зр»).
АДХА — внизу, ад.
АДХАНА — безденежный; «дхана» — деньги, богатство.
АНАВРИТТИМ — без возвращения.
АННА — пища, манна.
АНЬЯ — иной.
АСАНА — осанка, йогическая поза.
АПАРАДЖИТА — без поражений, непобедимый.
АПАРЕ — прочие, другие.
АПАТРЕБЬЯХ — непотребные, недостойные (люди).
АСАТ — не-суть, нечто несуществующее, материя.
БАНДХА — англ. bondage (рабство, узы); «кармабандха» — «связанный узами/путами кармы».
БХАЯ — боязнь, страх.
БХАВАТИ — бывать, становиться.
БРУ — бровь.
ВАКРА — кривой.
ВАСАНТА — весна.
ВРИТТА — вращение в колесе жизни, поведение, занятие.
ВАХНИ, АГНИ — огонь.
ВАТА, ВАЮ — ветер, веять (гл.).
ВАРТАМ — англ. word (слово).
ВАСО — вещь, элемент одежды.
ВАХАНА — англ. vehicle (возница (ВЗЗБ: х-г-дж-з), средство передвижения).
ВРАДЖА — бродить, ходить.
ВРАНА — рана, вред.
ГИЛАТИ — глотать.
ДАНТА — зуб.
ДА — давать.
ДАРУ, ТАРУ — дерево, англ. tree; «кальпа-тару» — дерево, исполняющее все желания.
ДЕША — место, местность, ср. рус.: «здешний» т.е. «из этой местности».
ДИНА — день.
ДЖАПА — шепотом («дж» и «ш» — ВЗЗБ) произносимая мантра; «джапа-аджапа» — безмолвная мантра.
ДВАНДВА — двойственность.
ДАРТА — держащий, несущий.
ДУРАЧАРА — дурак, глупец, ведущий себя недостойным образом.
ДХУМА — дым.
ДХВАНИ — звон, звук.
КАЛЬПАНА — колебание (корни: КЛПН-КЛБН) материи мысли, т.е. желание.
КАЛЬПА — мировой период, — т.е. колебание перво-материи/пракрити, состоящей из трех гун; «мано-кальпита джагат» — «мнимо-выдуманный мир».
КАЗ — сказать; «каза, англ. katha» — сказ, рассказ.
КЕНДРА — центр.
КЕША — волосы, коса из волос.
КОНА — угол, англ. corner.
КОША — оболочка, кожа.
КРИДА — игра, игривость.
КРУРА — англ. cruel (жестокий).
КЛАЙБЬЯМ — слабость.
ЛАГХУ — легкий, маленький, англ. light.
ЛОБХА — любовь, вожделение, алчное стремление к завоеванию ч-л.
МАДХУ — мёд.
МАДХУРАХ — сладкий, медовый (вкус).
МАН — мнить, думать, воображать.
МАХА — англ. mighty, могучий, великий.
МУДХА — глупец и прочие нелестные эпитеты, используемые в бытовом русском обиходе.
НАКХА — ноготь, нем. nagel.
НАБХА — небо.
НАВАЙ — новый.
НАШЬЯТИ — превращаться в ничто, уничтожаться, гибнуть; «винаша» — «уничтожение, букв.: в ничто».
НАГА — змея (- отсюда целый ряд таких слов, как нагой, наглый, и т.д.).
НАДИ — нить, энергоканал (тонкого тела, — сушумна-ц, ида-л, пингала-п).
НАНА — англ. many (много; ВЗЗБ: «н» меняется на «м»).
НАБХИ — англ. navel (пуп).
НАРАНЖА-ПХАЛАМ — оранжевый плод, апельсин.
НАСИКА — нос.
НИ — низ, вниз, нижний, нем. «niedrig».
НИР-ВАТА — без-ветренный.
НИРОДХА — не-рождение/прекращение; «читта-вритти-ниродха» — «не-рождение/прекращение вращения материи мысли, или: не-рождение новых вихрей ума».
НИША — ночь.
ПАДА — пята, англ. foot, ОП: нога.
ПАНИ — англ. pen, «ручка», ОП: рука.
ПАНТХА — путь, англ. path; «патика» — «путешественник».
ПАРАМИТА — пирамида, высшее совершенство.
ПАЧАТИ — печь (гл.).
ПАТАТИ, ПАТ — падать.
ПАТАГА — птаха, птица.
ПИБАТИ — пить, выпивать.
ПРАДЖНЯ — пара-джняна, превосходящее-все-знание, праздник духа.
ПРАШНА — спрашивание, вопрос.
ПРАСАННА, ПРАСИДА — англ. pleased (довольный, радостный).
ПРИЯ — приятный.
ПУРВА — первый, древний, давний.
ПЛАВАТЕ — плавать.
ПЛИХА — плохое настроение.
ПХЕНА — пена, англ. foam (ВЗЗБ: «пх» меняется на «ф»).
РИК, РИГ — речь, ср. рус.: наречие, изречение, прорицательство, отрицание, упрек, рычать, крик, противоречие, и т.д.
РУПА — ср.: рус. рубашка, роба (грубая одежда), нем. «rumpf» — «туловище, остов»; также от санскр. корня «рупа» произошли слова: англ. «coRPse», нем. «koRPer», «тРУП», и т.д.
САРКАРА — сахар.
СА — он, сей.
САБХА — собрание.
СИДАТИ — сидеть.
СИВЙАТИ — вышивать.
САМЬЯК, САМЬЯГ — самая (совершенная), самый (лучший); «самьяк-самбодхи» — «самое совершенное само-пробуждение».
СУПИТ — тот, кто спит.
СЕВ — англ. serve (служить); «сева» — «служение».
СТАМБХА — столб.
СТХА — стоЯть (также гл. «тиштхати»), установленный, находящийся.
СТХАНУ — устойчивый, неподвижный, неизменный.
СТХАНА — остановка, месторасположение.
СТАЛИКА — столовые приборы, посуда.
СНЕХА — нежность; подобно снегу/снеху, таящему от одного лишь соприкосновения с ним.
СПАРШАНА — соприкосновение.
СПРИШАТИ — соприкасаться.
СПРИХА — англ. aspiration (сильное стремление), аспирант — стремящийся (к ч.-л.), вдохновленный к.-л. идеей.
СПАНДА — самопроизвольная, спонтанная вибрация.
СМАЯТЕ — смеяться, улыбаться.
СВА — свой собственный.
СВАНА — звон, звук.
СВАПАТИ — спать.
СВАРГЕ — сверху, на небе, в Сварге, в раю.
СВАСТИ — благо, процветание; «свастика» — благоприятный знак-символ.
СВАДУ — англ. sweet (сладкий вкус).
СТХУЛА-ШАРИРА — тонкое/астральное тело, накопитель санскар;
«стхула» аналогично русскому «стул», т.е. некая твердая, грубая и жесткая опора, а
«шарира» — тело — соответствует русскому слову «шар», т.е. некий пузырь, сначала надувающийся/рождающийся, а потом неизбежно сдувающийся/умирающий.
ТАНА — тянуть, вытягивать.
УДАРА — утроба, живот.
УДВИДЖАТЕ — в движении, в возбуждении.
УБХАЙЯ — оба.
ХИТА — польза, благо.
ХАРША — хорошее настроение, радость, счастье.
ЧАТУР-АСТРА — квадрат, т.е. фигура, которую образуют ЧЕТЫРЕ ОСТРИЯ/угла; рус. слово «острый» также произошло от санскритского «астра».
ЧИТРА — странный.
ШАНАКА — щенок, собака.
ШАРМА — англ. charm, привлекательность, красота.
ШУШИАТЕ — сушить.
ШУНЬЯ — сон, пустота, вакуум.
ШАЙЛА — англ. shell (ракушка, скорлупа).
ШИРША — ОП: голова, ср. рус.: широкий, шар, шишка, и т.д.
ШОКА — шок, потрясение, и вследствие этого — сильная скорбь, горе.
ШАД — сидеть,
и т.д.
(Этот список можно было бы уже сейчас увеличить как минимум раза в два, — просто пока нет на это времени, а общее представление получить нетрудно уже и из данного перечня. Скоро, возможно, будут еще примеры Санскритско-Русских параллелей и соответствий. Впрочем, каждый может составить такой список сам, — просто нужно внимательно почитать Санскритский словарь, Ведические тексты и плотно поразмышлять над всей этой информацией:))

Используя нетрудные приемы ВЗЗБ (Взаимо-Заменяемые Звуки-Буквы), ДП (Диапазон Понятий) и ФЗ (Фантомные Звуки), можно обнаружить и усвоить множество слов, имеющих общие Санскритско-Русские корни. Со словами (Ведийско-Санскритскими) с течением времени (около трех тысяч лет) произошли значительные изменения, но корневая основа-ядро остается чаще всего неизменной (и относительно легко распознаваемой), и именно на нее нужно ориентироваться в исследовании, когда совершается поиск и сопоставление однокоренных слов Русского и Санскрита.

Уже сейчас с полной уверенностью можно сделать вывод, что теми словами, которые достались Русскому языку в законное наследство от Ведического Санскрита, можно описать и охватить практически всю огромную сферу психического функционирования человека и почти всю область взаимоотношений человека с окружающей его природой, — а это главное в Духовной культуре.
И это наблюдение, помимо всего прочего, играет крайне важную роль в деле очищения Русского языка от того мусора, который накопился и как бы застрял в нем — создавая массу интеллектуальных препятствий и блоков — вследствие внедрения в Русский язык различных чужеродных и вульгарных элементов (так наз. «блатной жаргон», нецензурщина, и т.д.). Присутствие (и активное использование) в современном Русском языке загрязняющих и опошляющих факторов (слов, «словечек», выражений, и т.д.) — это вызов всей Славянско-Арийской духовной культуре, единственная адекватная реакция на который будет заключаться в избавлении нашего языка от этого мусора доступными средствами.
И одним из самых важных шагов на этом пути является возвращение к живительному чистому источнику Русского языка — Ведическому Санскриту, обнаружение и описание глубочайших связей между этими двумя РОДственными языками, общности многих слов (наряду с теми, что уже вошли — точнее, возвратились — в употребление, — йога, гуру, мантра, и т.д.), и общности единой Ведической Духовно-культурной основы.

Дурга Прасад Шастри
Перевод Ф. Разорёнова.