ДИВ. Ю. Медведев. «Пророчество»

30 августа 2018

Мы идем по холмам и яругам,

Средь сожженных, заброшенных нив.
О каких испытаньях и муках
Ты пророчишь, неведомый Див?

Мы идем средь безлюдных предместий,
Где бурьяном дворы поросли.
Не страшись, мой сподвижник, предвестий
О погибели Русской земли!

Пусть ярятся бедучие беды,
Смерть глядит исступленно в глаза, —
Русь спасут роковые заветы,
Охранят небеса.

Раскричались вороны и галки.
Дивий клич — и тосклив, и суров…
На Непрядве, Каяле иль Калке
Биться нам — до скончанья веков.

Див — одно из воплощений верховного бога Сварога (возможно, то же самое, что Дый).

В некоторых старинных русских преданиях говорится о поклонении богу Диву.
Память об этом сказочном, невероятном существе сохранили для нас слова «диво», «удивление»: то есть нечто, вызывающее изумление. Облик Дива никто не мог удержать в памяти, разные люди даже видели его по-разному! Сходятся отзывы о нем в одном: это вихрь-человек, сверкающий, точно молния, который внезапно появлялся на пути войска, идущего в поход, на бой, и выкликал пророчества: то страшные, то благоприятные. Помните, в «Слове о полку Игореве»:

«Див кличет вверху дерева…»

Трусливым хотелось бы думать, что это просто птица недобрая, ворон каркает, ревет ветер, грохочет буря, но Диву была ведома судьба тех, кто обречен на близкую смерть, и он силился упредить людей об опасности. Но ведь судьбу обмануть невозможно, не уйти от нее никому… а потому пророчества Дива, точно так же, как греческой Кассандры, оставались не услышанными, не понятыми — и никому не приносили удачи и счастья.
В разгар боя он веял своими крыльями над теми, кто был обречен на поражение, и клики его чудились погребальным плачем, последним прощанием с жизнью, с белым светом.
Считалось также, что если человек услышит голос Дива, он может забыть о том, что собирался сделать, особенно если намерение было преступным, а то и вовсе утратить память или и того хуже — навеки лишится рассудка.