Алексеев Сергей Трофимович. Сорок уроков русского . Лад. Урок одиннадцатый .

6 июля 2019

На своих уроках мы берем слова основополагающие, опорные. Термин этот геологический, но весьма подходящий: для того чтобы изучить геологию какого-либо района, бурят одну или несколько опорных скважин, по кернам из которых составляется геологический разрез. Но судить по одному разрезу о закономерности расположения земных пластов, горизонтов, свит, рудных тел возможно с крайней осторожностью, ибо слагающие твердь породы бывают настолько разнообразными, многоликими и непредсказуемыми — особенно в зонах древних разломов, активной тектонической и вулканической деятельности, что очень легко ошибиться. Чем больше опорных скважин и разрезов, тем яснее картина и точнее прогноз. Аналогично и с языком: хватает здесь и древних, и нынешних разломов, внедренных интрузий и разлитых эффузий, сдвигов, надвигов, сбросов, карстов и прочих следов «геологической» деятельности. Как все великое, не сотворенное руками и разумом человека, Дар Речи обладает сложнейшей, многообразной природой и часто раскрывает неожиданные, парадоксальные вещи, особенно в ключевых, опорных словах. Кстати, в области музыкальной терминологии также используется понятие опорный, когда речь идет об устойчивых звуках, а взаимосвязь с неустойчивыми называется ладом.

За одним коротким словом лад стоит целый мир. Это слово буквально пронизывает, прошивает все сферы, все горизонты нашей жизни, и все благодаря слогу-корню «АА», который означает семя. То есть Создатель щедрой рукой рассыпал его по бескрайней языковой ниве, дабы осеменить всякое сколь-нибудь значимое явление нашей жизни, придать ему качества самоорганизации, самовозрождения и, значит, вечности. Вслушайтесь, как исходит слезой слово «плач», одновременно раскрывая все грани скрытого смысла, затаенного в звуке «Ч». В русском слове нет ни единой лишней либо «дежурной» буквы. Каждая — на своем месте и стоит, как взведенный курок: чуть тронь, придай иную, действенную форму, и тотчас последует выстрел. В глаголах плакать, плачу через слогокорни КА и ЧУ появляются душа и энергия времени', в прилагательном плачущий через звук Щ добавляется информация о падении энергии ЧУ, разрушении созидательного, «стоящего» СТ — столпа, соединяющего явь и правь (как в словах часто и чаща, кусткущи, костькощ (скелет), ростроща, проститьпрощать). Неизменным остается только ЛАсемя, и целый рассказ о том, что с ним произошло и почему текут слезы.
Потягаться с ЛА возможно лишь корням РА и ГА — именно они и есть три опоры, на коих стоит Дар Речи: свет, семя, движение.
Неужели и после этого у кого-нибудь повернется язык сказать, что язык придуман «первобытными», не имеющими философского образования людьми? Как некая коммуникация, сигнальная система?
Эти три слогокорня, словно камешки в калейдоскопе, двигаясь, создают новые и неповторимые узоры. Помните основополагающее, «фундаментальное» слою — лага. А еще одно, раларало, означает плуг, соха — инструмент, чтобы положить начало ниве, воскресить твердь, обратив ее в ар, почать. Вспомните, что получили скифы себе в дар от Создателя? А мы воспринимаем наших пращуров не иначе, как кочевников. Рала — буквально оплодотворенное светом семя, или прогресс оплодотворения, что и делает пахарь-аратай с целинной твердью. Но гора-гара уже земной путь к солнцу, рога—солнечный путь по небосклону, отсюда и появилась гора Манорам на Урале.
Теперь скажите мне: какое отношение имеют греки и германцы к женским именам Лара (Лариса) и Клара, если вразумительный перевод есть только в русском?
Как известно, лад в переводе на латынь, ныне нам более понятную, чем родной язык, означает гармонию. Термин вроде бы музыкальный, стоит в одном ряду с родными словами лад, лады, рулады, однако широкого спектра применения. Сейчас я не стану раскручивать происхождение слова гармония, искать в нем русские корни — это на досуге вы сделаете сами. В современном разговорном языке это слово чаще всего используется как ладнохорошо. Но мы начнем исследование лада с такого же простого и сакрального — с ладони. Древнерусское длань — перегласовка от «окающего» слова ладонь.
Рука человека сравнима разве что с сердцем, поэтому, если мы зовем девицу замуж, предлагаем ей сначала всего две вещи — руку и сердце. Кольца, бриллианты, квартиру или уютную пещерку — это все уже потом, если будут сомневаться в нашей порядочности и платежеспособности. Предлагаем в порыве любви и страсти, совершенно не задумываясь, что стоит за предложением. Да и избранница наша не совсем осознает, какие дары ей преподносят, однако чаще соглашается, а бывает, и требует. Рука, точнее ладонь, пожалуй, самый чувствительный орган нашего тела. Мы никогда не считали, сколько задач она выполняет, например, в течение одной минуты. А часа, дня, суток? И все это помножить на два, поскольку руки две и имеют свои названия: десница — день, свет, шуйца — ночь. И в паре — «обе полы времени», как сказано в «Слове о полку Игореве».
Сколько информации мы получаем через ладонъ! Есть даже пословица: мол, русский глазам не верит, ему надо все пощупать рукой, то есть это еще и орган познания, особенно в младенческом и ребячьем возрасте, когда особенно обострены органы осязания. Сязать — буквально наполнять собой, личным яз окружающий мир, присваивать его через прикосновение, насыщать собственным духом. Это как привычное, ухватистое, отполированное ладонями топо- рище у плотника, как намоленная икона или просто безделушка, которую хочется взять в руки, чтобы сосредоточить мысль. И дело тут даже не в количестве нервных окончаний, чувствительности и прочих физиологических качествах. Суть — в источаемой через ладонь человека энергии, поэтому и меч получил свое название — кладенец. Можно спорить относительно волшебства и колдовства, но металл, выдержанный в навозе (!), прокованный и закаленный по специальной технологии, имеет особую кристаллическую структуру, а кристалллы, как известно, способны накапливать энергию и информацию. И при определенных условиях ее отдавать. Возьмите в руки боевое холодное оружие, например, принадлежащее конкретным историческим личностям — Суворову, Денису Давыдову или даже Буденному, и сразу ощутите некий неясный озноб...
Если нет зрения, его заменяет рука; мы можем ею читать, писать, рисовать, чертить, строить, ломать, хлопать, рвать, стрелять, гладить и ласкать. И еще сотни и сотни действий! Если сердце работает независимо от нашей воли, как насос, насыщая каждую клетку тела кровью, питанием, жизнью и является внутренним органом, то наши ладони — тот же самый, только внешний орган и почти всегда управляем сознанием. Почти, потому как иногда рука срабатывает быстрее, чем мысль.
Конечно же этот орган и должен был получить название «рука». Если РАогонь, свет, солнце, то РУ — исключительно свет. Отсюда русый (светлый), румяна-румана (освещающие, манящие светом), руда(свет дающая, горючий сланец, каменный уголь), рудый (рыжий, свет золотистый), ругань (гнать свет, чернить) и так далее. Тут следует отметить еще одно опорное слово, причем неожиданное, поскольку мы привыкли считать его заимствованным, чужим, —руна. Переводится с русского на русский буквально как несущая ко мне свет. НА НЯ НЫ — ко мне. В данном случае подразумевается свет знаний.
Итак, получается рукасвет души! Каково? А составная и главная часть ее — ладонь, приводящая в лад, дающая лад, ладящая. Ладонью мы ласкаем, соединяем семя ЛА с душой КА.
Это кто придумал? Дикий человек в шкурах и дубиной в руке? Или величайший Стихотворец, создавший Дар Речи?
В юности я некоторое время увлекался хиромантией — тогда о ней были еще весьма скудные сведения, ибо занятие это считалось непотребным в материалистическом мире социализма. Поэтому никакой особой школы не было, гадал больше стихийно, по наитию и, откровенно сказать, сам в свои гадания не верил. В то время было еще трудно связать линии на ладони с тайной жизнью души и подсознания. А еще, откровенно сказать, увлекался, чтобы проще знакомиться с девушками, которые тянули ко мне свои руки и сгорали от нетерпения узнать будущее. Уединившись в комнатке Дома творческих союзов Томска, я включал фантазию и витийствовал, особенно когда девица на выданье мне нравилась. И чего только не сулил, не обещал: любовь, мужей, детей, счастья, трудовых успехов, долгих лет — жалко что ли? Как сейчас говорят, прикалывался, видя потрясающую доверчивость, восторг, изумленные глаза. Однако, пересмотрев сотни ладоней, заметил, насколько они разные, и не только по линиям жизни, судьбы, по холмам интеллекта, удовольствий, луны и темперамента; сильно различалось само строение рук, их внутреннее насыщение энергией — вялая, тонкая, крепкая, жесткая, неясная, горячая, холодная, ласковая, влажная, сухая и так далее. И все это соответствовало характеру и образу, который я видел перед собой. Тогда еще возникла мысль, что пожимать руки при встрече — особый ритуал «узнавания» друг друга, изучения на каком-то тонком уровне. А рукопожатие при расставании — некий обмен энергиями, напутствие. На том мои опыты в хиромантии завершились, и через несколько лет я вообще забыл о ней и, разумеется, о том, что предсказывал доверчивым девам. Но спустя более 30 лет по электронной почте стали приходить письма уже от пенсионерок: оказывается, у некоторых сбылось исключительно все, что я наобещал. Вплоть до количества и пола детей, внуков, характера, внешнего вида и имен мужей, болезней, привязавшихся в нагаданном возрасте, и прочих жизненных коллизий.

Таким вот образом обернулись юношеские забавы.
Следующее опорное слово также нам хорошо знакомо — лодка. Тоже безликое, темное, но стоит чуть повернуть его гранью к свету, как из этого плав- средства получается сначала лодия и, наконец, ладья. Жизнь на реках, возле озер и морей создало у славян культ этого судна Перевоз был обыденным и вместе с тем важнейшим делом Ладья всегда соединяла несоединимое — два берега, два мира, поэтому получило сложный, двойной смысл, как и слово неказистый. Дua, дья — разъяренный, грозный, отсюда дьявол (разяренный вол, бык) дьякон (слово исконно русское, означает «грозный страж алтаря, кона), река Гадья(яростное, бурное движение). То есть ладья — разъяренное, грозное семя, семя стихии.
«Но при чем здесь его мореходные качества?» — спросите вы. В славянской (и не только) мифологии ладья выполняет функцию судна, на котором переплывают через реку смерти, через море, отсюда и пошел обычай — сжигать покойных в ладьях (позже — хоронить в гробах, напоминающих ладью). В ладье по небесам путешествует солнце, дабы переплыть шуйскую половину времени — ночь. И тут из первого смысла органично вытекает другой, противоположный по значению: ладья — укрощающая грозную стихию, приводящая ее в лад. Она соединяет земную явь с небесной правью, между коими лежит бурный, разъяренный поток времени.
Говоря о ладе, невозможно обойти забытое славянское божество — Лада или Ладо. Забытое настолько, что мы путаем, какого рода этот муж, принадлежащий к прави, и даем девочкам красивое имя — Лада! Даже песню поем «Хмуриться не надо, лада...», взяв это обращение опять же из «Слова...». Игорь никак не мог называть свою жену ладой! Ни при каких условиях, ибо не был безумцем и имел совершенно верную сексуальную ориентацию. Ладой Ярославна именует Игоря, тем самым называя его не только возлюбленным, но и богом, дающим семя, продлевающим род Ладаэто Ярила, символ исключительно мужского начала.
Подобное махровое невежество царит повсюду и ежедневно. Точно так же, не задумываясь, мы произносим слова удовольствие или приятно, не понимая, к какой области жизнедеятельное™ человека они относятся. Особенно нелепо звучит пожелание — «приятного аппетита» или, когда женщина говорит: мол, я испытала «приятное удовольствие». Испытать приятное она, разумеется, может, правда, говорить вслух о столь интимных вещах должно быть стыдно. Получить же удовольствие не в состоянии ни по физиологическим, ни по иным абстрактным причинам, ибо не имеет уда. Особенно смешно слышать эта слова из уст старой девы, пуританки или монахини, а из уст прокурора, например, изъять. Но скажи при нем «яти мать», так может и привлечь за нецензурное ругательство, то есть в этой связи значение слова понимает.
Для всех иных, кроме интимных, существуют другие слова — брать, вынимать, изымать, выемка, но современный человек уже не внемлет разнице. Можно сказать: дескать, эти слова прирос- ли к нашему языку, утратили первоначальный смысл. Да, утратили, но вместе с тем и утратили свою магию, воздействующую на подсознание и созидающую этнический образ мышления и поведения. Если мы хотим оставаться под сенью своей природы, мы обязаны учить родной язык и внимать столь тонким вещам, коим очень просто внимали наши «первобытные» пращуры.
Синонимов слова лад и его производных — нескончаемое множество, поэтому перечислим лишь основные: мир, согласие, порядок, успех, хорошо, плохо (не ладно), договор (слад), дрркба, соответствие, то самое удовольствие (услада), вкус (сладость), распря (разлад), ремонт (наладка), способ (другой лад), обрамление (оклад), голод-глад (сожженный лад!), сединение (в лад) и так далее.
Но есть еще одно опорное слово, как глубокая скважина, вскрывающая самые потаенные пласты нашей истории. Оно выглядит, как гидроним, хотя это далеко не так; скорее это сакральный водоем, окруженный раем земным, хотя носит имя совсем не райское и привычное уху — Ладога.
Какое это счастье — владеть русским языком! Словно в купальскую ночь цветы папоротника нарвал, словно в поле разрыв-траву нашел, ибо сразу же открываются все клады! Справочники и энциклопедии указывают, что древнее название озера — Нево. В переводе с русского на русский означает стоячее, не текущее, не бегущее (ва — течь, бежать), то есть отсутствует течения воды. Что касается озера, то это вполне закономерно, а вот река Нева получила название по озеру, из коего она и вытекает. Нева — название довольно безликое: это как реку Ра назвать Волгой, то есть просто «движущаяся вода, влага». Поэтому же принципу получила название другая известная река Непрядва — небыстрое, несопротивляемое течение, или старое имя Днепра-Борисфена — Непра. Поэтому за озером укоренилось второе название, явно более древнее — Ладога, как соответствующее внутренней, символической сути — движение лада, а не воды.
В ледниковую эпоху, по уверениям геологов, на этом месте существовал единый водоем, именуемый Иольдиевым морем, куда входило Балтийское и два озера — Онежское и Ладожское. Иольдиевое море — название искусственное, условное, произошло от названия моллюска иольдии и не имеет никакой исторической основы, зато есть основа геологическая: послеледниковое поднятие Балтийского щита образовало берега и разделило все три водоема Ледник был настолько могуч и тяжел, что продавил твердь земную и образовалась котловина, сброс (грабен), что и стало дном Ладоги. Поэтому не совсем ясно, был ли этот водоем до ледника, и если был, то в каких размерах и с каким зеркалом воды? Единственное, что можно принять на веру, климат здесь существовал совершенно другой, возможно, за счет теплых течений.
Кто ныне бывал здесь, тот наверняка отметил, что земля эта уж никак не похожа на заповедную, райскую в современном понимании. Сладкие фрукты, смоковницы и пальмы тут не растут, климат сейчас северный, суровый, вода холодная, полгода скована льдом, летом — дожди, ветра, гнус... Чего уж тут благодатного? Однако наши пращуры не покидали этого места даже после оледенения и пережили здесь все, в том числе и геологические, и климатические катаклизмы. Мамонты ушли, пахари-аратаи увезли свои арала и остались те, кому было предначертано роком хранить эту землю, иначе бы мы никогда не узнали названия места — Ладога, так бы и звали озеро Невой, то есть Стоячей Водой, и не подозревали, что здесь когда-то был центр славянского притяжения. Здесь, как свет, зарождался лад и начинал движение, закручиваясь в спираль; отсюда проистекали порядок, воля, власть, энергия, питающая, на первый взгляд, разрозненные и многочисленные племена
Трудно сказать, что конкретно было тут в доледниковую эпоху — стольный град с названием Ладога, следы коего ныне пребывают на дне озера? Град, который впоследствии назовут Старым Городом, когда отступят в глубь территории и построят Новгород на Волхове? Построят и перенесут прежние традиции и обычаи, например, вечевое правление? Гардарики — страна городов, снесенная и растертая впоследствии ледником? Гиперборея с горой Меру и водным перекрестком? Строить предположения и ловить журавля в небе можно бесконечно, но у нас есть синица в -руке-ладониЛадога'. И это вовсе не гидроним, а название земли, места, страны, где царствует лад и откуда расходится по всей русской земле. Рюрик с братьями прекрасно об этом знали, ибо были образованны и просвященны, и сел Рюрик княжить именно на Ладоге, чтобы возродить былой порядок в «земле великой и обильной».
Это уже много позже, когда властвовать на Руси начали базарные люди, появилась версия, что сел он на перекрестке торговых путей — а как еще они, вкусившие добра и лиха от рыночных отношений, могли бы объяснить столь нелогичные, с их точки зрения, действия? Купеческим центром-то уже был теплый, благоустроенный Киев, откуда по Днепру до Черемного моря рукой подать. А светлейший князь какого-то рожна осел на болотистом севере, там и братьев рассадил по городам и озерам: одного — на Белом, другого — на Городищенском близ Пскова. Оттуда же веслами воду черпать и суда волочить по волокам надо пол-лета: товар легко подмочить, да и треплется он, портится — усушка, утруска, известное дело...
Им, торгующим, и невдомек уже было, что светлейший князь пришел сюда не диктатором, тираном, президентом, секретарем или, еще хуже, менеджером; пришел володетъ, владетьв ладе деятъ, то есть приводить все отношения в лад. Править, соотносить явь с правью, княжить, ко мне нести огонь — не царствовать! У Рюрика было совершенно иное понимание власти — допотопное, доледниковое, почему и призвали его на княжество, на владение — нести огонь, свет и лад. У русов с острова Рюген (Руген, Руга — движение света) сохранились старые нравы, обычаи и, самое главное, светоносностъ. Светлейшие князья все еще соответствовали своему кастовому, жреческому року — хранить огонь и раздавать его людям. В то время, когда на Руси все царьки превратились в полевых командиров, погрязли в ссорах и междоусобицах, утратили честь и достоинство, не в силах содержать власть. Кстати, слово власть (волость)—буквально прорастить семя ЛА, выгнать из него стебель, тянущийся к солнцу. Опять же соединить явь с правью. Поэтому и до сих пор говорят «войти во власть». Но каков образ в этом слове! Какое точное иносказание! Если бы наш наделенный полномочиями чиновник проникся волшебством магической сути слова, у него тотчас бы отсохла рука берущая...
Но не стоит обольщаться — не проникнется, даже если станет учить уроки, поскольку наши чиновники дипломированные, но необразованные. Если человек не имеет образа, ему не доступна магия слова.